Випуск №17

Випуск №17
«Убивство на вулиці Миру», «Санітар джунглів» Завантажити випуск

Ба! Кругом свои да наши!

По нашему криворожскому телевидению недавно была показана встреча с редакцией «Червоного гірника». Встреча как встреча: что было – что будет, вопросы – ответы. Одна только странность: в течение всей передачи, рассказывая о своей газете и отвечая на вопросы читателей-телезрителей, главный редактор «ЧГ» Владимир Васильевич Штельмах сидел с потупленным в столешницу взором и до конца передачи ни единожды не поднял голову и не посмотрел людям в глаза. 
И мне подумалось, что это не от стеснительности, а скорее от стыда за свою газету. Если это действительно так, то, в общем, хорошо – еще не все потеряно.
Случилась и заминка. Это когда пошли неорганизованные вопросы по телефону, а они всегда каверзные: об источниках материалов, опубликованных в «ЧГ» во время ГКЧП; о позиции газеты в эти дни; куда подевались первые особы ГКП (городского комитета партии) и др. Конечно, легко сегодня задавать вопрос, как тест на благонадежность: «А где ты был во время путча 19 августа?» Мне почему-то кажется, что такие вопросы чаще задают именно те, кто был не там, где надо было бы быть. Но тем не менее главному редактору на поставленные вопросы отвечать надо было. И глядя людям в глаза. И сказать правду. А получилось как-то лепетно.
А правда проста, и она, в общем-то, известна. 
«ЧГ» всегда был рупором ГКП (и было бы нелогичным, если бы он таковым не был). Оставался он таким рупором и после того, как перестал формально быть органом ГКП. Таким рупором «ЧГ» остается и сейчас, когда запрещена деятельность КПУ: не стало рати, но остались соратники, и они еще у власти. И за эту власть они цепко держатся. Когда зашаталась партийная власть, соратники перекочевали в советскую, сейчас мигрируют во власть финансовую, как самую надежную в наше смутное время. Но об этом потом. 
Если известно, кто заказывает музыку, осталось выяснить позицию заказчика во время пресловутого ГКЧП, который якобы поддержал первый секретарь ГКП Д. М. Хомич и якобы не поддержал председатель горсовета Г. И. Гутовский. А как было на самом деле?
Обратимся к фактам, опубликованным в «ЧГ». На его страницах было помещено обращение к трудящимся города («ЧГ» от 28 августа 1991 г., первая страница, левый нижний угол) бюро горкома партии, которое осудило организаторов попытки государственного переворота в стране. Для того, чтобы оценить по достоинству фарисейство и цинизм этого обращения, достаточно заглянуть в «ЧГ», вышедший только месяцем раньше – 18 июля 1991 г. 
На той же первой странице, и тоже в нижнем углу, только теперь правом (вот совпадение!) напечатано обращение совместного пленума Криворожского ГКП и ревизионной комиссии городской парторганизации в связи «с положением в стране, республике, партии». Его авторы настаивали на отстранении М. Горбачева пока только от должности генсека, то есть от власти партийной. В те дни такие обращения, как по сигналу залпа «Авроры», в одно и то же время появились и в Кривом Роге, и во Владивостоке. 
Принимались они почему-то не в первичных или районных парторганизациях, а на уровне и от имени не ниже пленума ГКП. Уверяю, странным это даже тогда, в июле 91-го, не показалось - как всегда сработано было примитивно и грубо, как первобытным каменным топором, так как возражения, как всегда, не предполагались. А теперь сравните содержание этого обращения, сделанного ГКП и членами бюро за месяц до ГКЧП, с содержанием и обращением самого ГКЧП и его постановлениями 19 августа. 
...Вот уж близнецы-братья!!! 
Думаю, что после такого анализа уже ни у кого не будет сомнений, кто в городе поддержал ГКЧП. 
А теперь, куда подевались первые лица городских и районных комитетов партии. 
Когда впервые зашатались кресла под секретарями райкомов партии, все они дружно и разом кинулись баллотироваться в председатели райсоветов, то есть рванули к власти советской, удерживая и власть партийную. Только в Дзержинском районе благодаря активной позиции демократов, секретарь райкома избран в председатели не был. Круг круговой поруки был разорван. Это событие «ЧГ», конечно же, не мог не отметить, и на своих страницах с издевкой озаглавил: «Революція в окремо взятому районі?» (М. Панова, от 20.06.90 r.).
Сейчас, когда запрещена деятельность КПУ, мало кто из бывших первых лиц «комов» партии пошли работать по своей вузовской специальности. Многие из них пошли в кооперацию, коммерцию, налоговые инспекции, финорганы – в общем, в бизнес, где со временем станет совсем близко к финансовой власти. 
Последним такое пристанище нашел (вернее, ему определили его соратники) бывший первый секретарь ГКП Д. М. Хомич. Этим пристанищем оказалась должность управляющего банком Центрально-Городского района. Невероятно, но факт: из гэкачеписта - в финансисты, в банкиры, как будто бы комитет ЧП и банк - это одно и то же. Нет, конечно, но банковскими рычагами можно многого добиться, даже того, чего не смогли добиться силой при помощи «чрезвычайного положения». 
Как такое перемещение могло случиться? Очень просто: нет власти рати, есть власть соратников и их круговая порука. 
Иллюстрирую. Грешно вспоминать старое, но ради сегодняшнего положения дел нельзя нарушить логику событий. Вспомним последние выборы в народные Депутаты СССР (1989 r.). Первый секретарь обкома партии (бывший) Н. К. Задоя баллотируется как единственный кандидат в избирательном округе в г. Кривом Роге, но почему-то не в своем родном Днепродзержинске. Видно, там нет гарантий, а в Кривом Роге есть. Секретарем ГКП тогда был С. А. Стежко. Шум предвыборных баталий в соседнем Дзержинском избирательном округе, где, вероятно, не без умысла, столкнули двух видных деятелей промышленности, отвлекал внимание горожан от безальтернативного Задои. После выборов в народные депутаты СССР секретарь обкома становится еще и председателем облсовета народных депутатов. Затем в облисполком переводится Стежко, а Хомич из обкома партии – в Кривой Рог вместо Стежко. Пошатнувшееся кресло секретаря Задоя оставляет пользу председательского – оно у власти. 
В этом номенклатурном кругообороте соратники друг друга выдвигают, избирают, передвигают и проталкивают, в общем, делают все, чтобы остаться у власти своей рати соратников. Когда же деятельность рати была запрещена, соратники двинули Хомича, уже не без участия соратников родного города, в управляющие банком – один из ключевых финансовых плацдармов для осуществления власти. 
И еще одна иллюстрация. Наш горсовет вместе с исполкомом много раз распинался о своей заботе о детях и молодежи, об образовании и здравоохранении. А когда появилась даже дармовая, без потуг и затрат, возможность подкрепить свои декларации делом, поступили вопреки интересам и детей, и образования, и здравоохранения. В противном случае помещения бывшего политпросвета были бы переданы кому либо из них, а передали их подрастающему бизнесу. Готовятся пути отхода. И это не эпизод. Это процесс, и процесс не спонтанный, а организованный, с возможными очень опасными последствиями в будущем.
Соратники, потеряв власть идеологическую и партийную, теряя власть советскую, устремились к власти капитала.
Вот так я бы ответил на вопросы, заданные главному редактору «ЧГ».
Ну, а что касается вопроса, почему, как мне кажется, было стыдно Владимиру Васильевичу за свою газету – это разговор отдельный.
Если коротко, то «ЧГ» далеко не всегда, особенно в острых ситуациях, поступал по правде и справедливости. В этом признался и сам Владимир Васильевич: «Были под перстом...». 
Недавно Владимир Васильевич Штельмах вновь избран главным редактором
«Червоного гірника». Мое даже короткое товарищество с Владимиром Васильевичем позволяет высказать уверенность, что наша городская газета решительней будет бороться за решение социальных проблем криворожан, за благополучие, достойное их труда.

Б. БОКЛАН, депутат Дзержинского райсовета народных депутатов.
 

Додати коментар

Поділитися у соц. мережах

Пов’язані матеріали

Відео на тему

Як у Кривому Розі приватизовували магазини, фотоательє і великі підприємства у 90-х

Про культурне життя Кривого Рогу у 90-х роках XX століття

Як у 90-х створили педагогічну гімназію у Кривому Розі

Коментарі до огляду

Немає комментарів

Додати коментар