Випуск №42

Випуск №42
«Запитайте у міняли» та інше Завантажити випуск

Перелік об’єктів комунальної власності, що мають приватизуватися шляхом аукціонного продажу
Магазин “Фаворит”: 324099, вул. Жовтнева, 32, спеціалізація - промислові товари, торгівля, товари для садівництва, кількість роб. місць - 8, окремо розташоване, площа 86 кв. м, комунальна власність, вартість основних/обігових коштів (на 1.09.1993) - 122.275/464.850; зональний коефіцієнт - 12.25, вартість із урахуванням зонального коефіцієнту - 2025000, вартість лоту (крб) - 5 млн, примітка 1,2,3
Комісійний магазин “Сузір’я Водолія”: 324042, вул. Курчатова, 16, спеціалізація - комісійна торгівля, кількість роб. місць - 10, прибудоване, площа 413,3 кв. м, комунальна власність, вартість основних/обігових коштів (на 1.09.1993) - 179.785/2.337; зональний коефіцієнт - 13.26, вартість із урахуванням зонального коефіцієнту - 2384500, вартість лоту (крб) - 5 млн, примітка 2,3
Фотографія №16: 324074, вул. Іллічівська, 74, спеціалізація - фото- та кінопослуги, кількість роб. місць - 8, прибудоване, площа 306,9 кв. м, комунальна власність, вартість основних/обігових коштів (на 1.09.1993) - 935,502/3.223; зональний коефіцієнт - 12.35, вартість із урахуванням зонального коефіцієнту - 11 463 098, вартість лоту (крб) - 12 млн, примітка 1,2,3
Магазин “Мрія”: 324058, пр. Перемоги, 11, спеціалізація - універсальний магазин, кількість роб. місць - 18, в торговельному центрі, площа 725 кв. м, загальнодержавна власність, вартість основних/обігових коштів (на 1.09.1993) - 16.677/14.137; зональний коефіцієнт - 13.26, вартість із урахуванням зонального коефіцієнту - 2 500 000, вартість лоту (крб) - 25 млн, примітка 1, 2,3
Кафе “Морозко”: 324051, вул. Орджонікідзе, 34А, громадське харчування, кількість роб. місць - 5, окремо розташоване, площа 103,3 кв. м, комунальна власність, вартість основних/обігових коштів (на 1.09.1993) - 458.594, вартість приміщення 8 261 950; зональний коефіцієнт - 12.5, вартість із урахуванням зонального коефіцієнту - 109 006 925, вартість лоту (крб) - 115 млн, примітка 1, 2,3
Автобус “Кубань” ГАЗ-52, рік випуску 1987, балансова вартість 108 322, вартість лоту - 20 млн
ПРИМІТКИ:
1. Зберігання спеціалізації об'єкту на протязі 5 років.
2. Зберігання кількості робочих місць згідно спеціалізації.
3. Зберігання режиму роботи.
Дата проведення аукціону 29 жовтня 1993 року. Термін прийняття заяв до 27 жовтня 1993 року.
Білети учасників аукціону купують при оформленні заявок на участь в аукціоні.
Оглядові білети продаються в день аукціону по місцю його проведення.
Заяви приймаються в кім.431 міськвиконкому, тел. 74-66-32 до 27 жовтня 1993 року.
Сума застави - 10% від ціни лоту вноситься в безготівковому порядку на р/р позабюджетного фонду приватизації: Дзержинське відділення ПІБ МФО 305330 р/р 749031.
Правопреємником всіх майнових та інших прав і обов'язків стає власник приватизованого підприємства.

Перелік об’єктів комунальної власності міста, що мають приватизуватися шляхом некомерційного конкурсу

Ресторан “Оксамит”, 324005, вул. Каховська, 110, спеціалізація - громадське харчування, кількість роб. місць - 17, в торговельному центрі, комунальна власність, вартість основних/обігових коштів (на 1.09.1993) - 5000; вартість із урахуванням зонального коефіцієнту - 55 000 000, вартість лоту (крб) - 55 млн
+торговельний центр “Зарічний”

“Спросите у менялы...”

“Куплю золото, рубли, $, ДМ”, - проходя по торговым рядам любого рынка, такие таблички можно встретить чаще, чем, наверное, грибы после дождя. Ранее многие были и свидетелями мгновенного их исчезновения в карманах, сумках, за пазухой своих обладателей, лишь только на горизонте замаячит серая форма (а теперь еще и пятнистая) охранников правопорядка. А в определенное, только перекупщикам известное время, бывает, на смену этим надписям приходят другие, с почти таким же текстом, за исключением одного слова: "Продам... " Как вы, наверное, уже догадались, речь пойдет о тех молодых людях, которые занимаются деятельностью, до недавнего времени квалифицируемую Уголовным кодексом как нарушение правил валютных операций. До недавнего времени, ибо несколько месяцев назад действие вышеупомянутой статьи Верховным Советом Украины было приостановлено. 
Чем же дышат эти люди? Какие проблемы возникают у них? Как они относятся к своему занятию и окружающему их обществу? Чтобы узнать это, ваш корреспондент обратился непосредственно к представителям вышеупомянутой группы людей. Мои собеседники - Игорь и Сергей – занимаются этим промыслом уже не первый год. У Игоря - высшее образование (закончил Криворожский филиал Киевского института народного хозяйства).
- Прежде всего, как вы относитесь к своему занятию и отношению к вам окружающих?
Игорь: - Как мы можем относиться? Только нормально. Обычное занятие, я считаю, нужное. Причем, не только для нас, а и для наших клиентов. А при умном правительстве - и для государства. Ведь такая должность, как "меняла", вспомни историю, существовала практически в каждом древнем восточном городе и котировалась чуть не второй по важности после султана. Стать "менялой" в то время было очень престижно. Потому что это - живая работа с наличными деньгами, солидная часть которых пополняла казну. Сейчас же, не желая ставить нас на официальные "колеса", государство само лишает себя мощной добавки в бюджет. Ведь не секрет, что о необходимости меняльных контор или чего-то там еще подобного этому говорится уже давно, и не только педантами в области финансов. Об этом говорил и президент, и Кучма, и различные экономисты. А Кравчук, насколько мне известно, даже дал распоряжение НБУ открыть к концу этого года необходимое количество пунктов обмена валюты. Так что, если и есть у нас какие-то проблемы, то только лишь в легализации нашей деятельности.
- Но вы ведь понимаете, что надеяться на это наивно: именно такой легализации, какой вы ожидаете, никогда не произойдет. Так называемый черный рынок все равно будет существовать...
И .: - Да, я понимаю, что, допустим, проследить за нашей деятельностью хотя бы той же налоговой инспекции будет практически невозможно. Но если предусмотреть детали, то, хоть и не в полном законном объеме, но валютные налоги все равно поступать будут. Если, к примеру, ввести фиксированную ежемесячную плату за операции с валютой частным лицам, то уверен, мы бы могли существенно пополнить "налоговые сундуки".
- Ты хочешь сказать, что разреши сейчас правительство заниматься тем, чем занимаетесь вы, и все кинутся регистрироваться?
Сергей: - Конечно же, нет. Во-первых, сейчас это не запрещено, хотя и не разрешено (статью-то отменили), а во-вторых, я не согласен с Игорем, что легализация – наша проблема. Я этим не страдаю. Я делаю дело - и все. Мои проблемы зависят только от меня. Но если бы официально издали какой-нибудь закон о разрешении скупать и перепродавать валюту - кто-то, конечно же, зарегистрировался бы как частник. Но таких будет немного, и в основном - профаны. Тут все намного сложнее: у наших клиентов нет выбора. Если бы было достаточно мест, где можно было бы купить-продать те же доллары, наверно, и к нам бы поток желающих значительно поиссяк. Разве что только в этом случае пришлось бы что-нибудь предпринимать.
- Ну, а если появятся конкуренты на государственном уровне в виде пунктов обмена валюты, не боитесь остаться не у дел?
С: - Я думаю, нам это пока не грозит. У нас есть много плюсов в сравнении с ними. Они бы вряд ли могли составить нам конкуренцию.
И: - Подобие конкуренции есть уже сейчас. Это - коммерческие банки. Но, в отличие от нас, их сдерживает НБУ, и курсы обмена валют у них менее реальны, чем у нас. Значит, всегда найдется множество людей, считающих, что их курс покупки занижен. Следовательно, валюты продавать им будут мало - отсюда и малое ее количество для продажи. Остаемся только мы. Так что пока лично я ничего не опасаюсь.
- Чем вы руководствуетесь при определении курса продажи или покупки?
И: - Очень многим. Это и курсы в России, и на бирже, и в коммерческих банках. Причем, при назначении курса доллара учитываем и курс рубля. Учитываем также и конкретную ситуацию: кому-то можно продать подешевле, кому-то подороже.
- То есть о честности и объективности говорить нельзя...
С: - Какая объективность, где она? Может быть, объективен официальный курс? Или биржевой? Мы не можем работать себе в убыток. Да и потом, особого выбора у наших клиентов нет. Но мы же не заставляем каждого продавать или покупать именно у нас. Если тебе выгоднее делать это где-то в другом месте - пожалуйста, тебя никто не держит.
- Ну, хорошо, допустим, я тоже хочу войти в ваши ряды. Легко ли это сделать?
И: - Очень трудно. Во-первых, мы действуем только на своей территории. Если приедешь, к примеру, на Центрально-Городской рынок - тебе просто не разрешат там этим заниматься. Можно, конечно, пристроиться как-нибудь. Но работать будешь не на себя, а на кого-то, на чужие деньги, только за свою долю. И то - если удастся тебе как новичку войти в доверие. Или же будешь очень много платить за место. Может, потом, со временем заведешь среди нужных людей знакомства, выбьешься на свои харчи и т.д.
- Ну, а если все-таки приеду и стану покупать или продавать?
С: - Тебя выгонят. Могут и деньги забрать, если вести себя будешь плохо.
- Рэкет?
С: - Я бы назвал это конкуренцией. Разве только у нас одних так?
- А какие у вас взаимоотношения с властями?
И: - Смотря с кем. Кого-то избегаем, кому-то платили.
- Ты хочешь сказать, что вы платите милиции?
И: - Я не буду ничего утверждать. Скажем так: мы знаем, кому, где и когда можно заплатить. А сейчас вообще проще: с весны 80-ю статью, применяемую к нам, отменили вовсе. И с властями сейчас никаких осложнений нет вообще. Пока что. '
- Вы, наверное, знакомы с нелестными отзывами обывателей о вашей деятельности?
С: - Конечно. Но в основном реплики бросают или дураки, или те, у кого ничего нет. В любом случае их деньги я не беру. Я беру их у тех, у кого они есть.
И: И потом, скажи, о ком старые маразматики и маразматички отзываются хорошо? Власть для них плохая, предприниматели - хапуги, милиция ни черта не делает, водители - грабят, продавцы - сволочи. Разве не так? А мне плевать, что обо мне говорят. Мне семью кормить надо.
- А по-вашему, власть у нас хорошая?
С: - А где ее взять, хорошую? Какая есть, та и ест.
- Вообще вы интересуетесь политикой?
И: - А как же. И политикой, и экономикой. Правда, говорю только от своего имени.
С: - Должен сказать, что в большей степени нас интересуют деньги и все, что с ними связано. В том числе и возможность их "делать".
- А куда вы их деваете?
И: - Тратим, пускаем в оборот, в основном - второе. Часто разъезжаем по стране, бываем за рубежом. Покупаем-продаем товар. На одной валюте, конечно, можно прожить, но я считаю, что это несерьезно. Все взаимосвязано: золото, деньги, товар. Все варится в одном котле. Тут вообще одному, без поддержки трудно выкарабкаться.
- Значит, вы создаете нечто похожее на синдикат?
И: - Я бы сказал так: мы очень тесно сотрудничаем друг с другом.
- Наверное, есть и свои боссы?
С: - Конечно же, мы делимся на "пионеров" (начинающих), на людей со стажем и т.д. Но в каждом отдельном случае своя специфика. Кто-то работает на своего босса, кто-то на себя и "сотоварищи", а на кое-кого на самого работают. Вообще-то, как везде.
- Часто ли случается действовать противозаконно? Ведь если везти в Польшу золото - это контрабанда?
И: - Случается. А иногда и новички сами становятся жертвами: тут и фальшивая валюта, и "куклы" и т.д. Но у нас так: если хочешь есть варенье - не лови зевалом мух. А была бы нормальная возможность делать деньги - я бы ее использовал.
- Но ведь есть же предприниматели, кооператоры?
И: - А ты что думаешь, они не преступают закон? Еще как! И укрываются от налогов, и совершают различные махинации с куплей-продажей. А мало ли преступлений совершают стоящие у власти? Так у них же и масштабы какие! А мы так, мелкая сошка.
-- Если случится так, что по стечению обстоятельств вам создадут невозможные условия для бизнеса, чем будете заниматься?
С: - Я думаю, это случится очень и очень нескоро. А если случится - мы не пропадем.

Беседовал Руслан ФЕДОРЧУК

“Спросите у менялы...”

“Куплю золото, рубли, $, ДМ”, - проходя по торговым рядам любого рынка, такие таблички можно встретить чаще, чем, наверное, грибы после дождя. Ранее многие были и свидетелями мгновенного их исчезновения в карманах, сумках, за пазухой своих обладателей, лишь только на горизонте замаячит серая форма (а теперь еще и пятнистая) охранников правопорядка. А в определенное, только перекупщикам известное время, бывает, на смену этим надписям приходят другие, с почти таким же текстом, за исключением одного слова: "Продам... " Как вы, наверное, уже догадались, речь пойдет о тех молодых людях, которые занимаются деятельностью, до недавнего времени квалифицируемую Уголовным кодексом как нарушение правил валютных операций. До недавнего времени, ибо несколько месяцев назад действие вышеупомянутой статьи Верховным Советом Украины было приостановлено. 
Чем же дышат эти люди? Какие проблемы возникают у них? Как они относятся к своему занятию и окружающему их обществу? Чтобы узнать это, ваш корреспондент обратился непосредственно к представителям вышеупомянутой группы людей. Мои собеседники - Игорь и Сергей – занимаются этим промыслом уже не первый год. У Игоря - высшее образование (закончил Криворожский филиал Киевского института народного хозяйства).
- Прежде всего, как вы относитесь к своему занятию и отношению к вам окружающих?
Игорь: - Как мы можем относиться? Только нормально. Обычное занятие, я считаю, нужное. Причем, не только для нас, а и для наших клиентов. А при умном правительстве - и для государства. Ведь такая должность, как "меняла", вспомни историю, существовала практически в каждом древнем восточном городе и котировалась чуть не второй по важности после султана. Стать "менялой" в то время было очень престижно. Потому что это - живая работа с наличными деньгами, солидная часть которых пополняла казну. Сейчас же, не желая ставить нас на официальные "колеса", государство само лишает себя мощной добавки в бюджет. Ведь не секрет, что о необходимости меняльных контор или чего-то там еще подобного этому говорится уже давно, и не только педантами в области финансов. Об этом говорил и президент, и Кучма, и различные экономисты. А Кравчук, насколько мне известно, даже дал распоряжение НБУ открыть к концу этого года необходимое количество пунктов обмена валюты. Так что, если и есть у нас какие-то проблемы, то только лишь в легализации нашей деятельности.
- Но вы ведь понимаете, что надеяться на это наивно: именно такой легализации, какой вы ожидаете, никогда не произойдет. Так называемый черный рынок все равно будет существовать...
И .: - Да, я понимаю, что, допустим, проследить за нашей деятельностью хотя бы той же налоговой инспекции будет практически невозможно. Но если предусмотреть детали, то, хоть и не в полном законном объеме, но валютные налоги все равно поступать будут. Если, к примеру, ввести фиксированную ежемесячную плату за операции с валютой частным лицам, то уверен, мы бы могли существенно пополнить "налоговые сундуки".
- Ты хочешь сказать, что разреши сейчас правительство заниматься тем, чем занимаетесь вы, и все кинутся регистрироваться?
Сергей: - Конечно же, нет. Во-первых, сейчас это не запрещено, хотя и не разрешено (статью-то отменили), а во-вторых, я не согласен с Игорем, что легализация – наша проблема. Я этим не страдаю. Я делаю дело - и все. Мои проблемы зависят только от меня. Но если бы официально издали какой-нибудь закон о разрешении скупать и перепродавать валюту - кто-то, конечно же, зарегистрировался бы как частник. Но таких будет немного, и в основном - профаны. Тут все намного сложнее: у наших клиентов нет выбора. Если бы было достаточно мест, где можно было бы купить-продать те же доллары, наверно, и к нам бы поток желающих значительно поиссяк. Разве что только в этом случае пришлось бы что-нибудь предпринимать.
- Ну, а если появятся конкуренты на государственном уровне в виде пунктов обмена валюты, не боитесь остаться не у дел?
С: - Я думаю, нам это пока не грозит. У нас есть много плюсов в сравнении с ними. Они бы вряд ли могли составить нам конкуренцию.
И: - Подобие конкуренции есть уже сейчас. Это - коммерческие банки. Но, в отличие от нас, их сдерживает НБУ, и курсы обмена валют у них менее реальны, чем у нас. Значит, всегда найдется множество людей, считающих, что их курс покупки занижен. Следовательно, валюты продавать им будут мало - отсюда и малое ее количество для продажи. Остаемся только мы. Так что пока лично я ничего не опасаюсь.
- Чем вы руководствуетесь при определении курса продажи или покупки?
И: - Очень многим. Это и курсы в России, и на бирже, и в коммерческих банках. Причем, при назначении курса доллара учитываем и курс рубля. Учитываем также и конкретную ситуацию: кому-то можно продать подешевле, кому-то подороже.
- То есть о честности и объективности говорить нельзя...
С: - Какая объективность, где она? Может быть, объективен официальный курс? Или биржевой? Мы не можем работать себе в убыток. Да и потом, особого выбора у наших клиентов нет. Но мы же не заставляем каждого продавать или покупать именно у нас. Если тебе выгоднее делать это где-то в другом месте - пожалуйста, тебя никто не держит.
- Ну, хорошо, допустим, я тоже хочу войти в ваши ряды. Легко ли это сделать?
И: - Очень трудно. Во-первых, мы действуем только на своей территории. Если приедешь, к примеру, на Центрально-Городской рынок - тебе просто не разрешат там этим заниматься. Можно, конечно, пристроиться как-нибудь. Но работать будешь не на себя, а на кого-то, на чужие деньги, только за свою долю. И то - если удастся тебе как новичку войти в доверие. Или же будешь очень много платить за место. Может, потом, со временем заведешь среди нужных людей знакомства, выбьешься на свои харчи и т.д.
- Ну, а если все-таки приеду и стану покупать или продавать?
С: - Тебя выгонят. Могут и деньги забрать, если вести себя будешь плохо.
- Рэкет?
С: - Я бы назвал это конкуренцией. Разве только у нас одних так?
- А какие у вас взаимоотношения с властями?
И: - Смотря с кем. Кого-то избегаем, кому-то платили.
- Ты хочешь сказать, что вы платите милиции?
И: - Я не буду ничего утверждать. Скажем так: мы знаем, кому, где и когда можно заплатить. А сейчас вообще проще: с весны 80-ю статью, применяемую к нам, отменили вовсе. И с властями сейчас никаких осложнений нет вообще. Пока что. '
- Вы, наверное, знакомы с нелестными отзывами обывателей о вашей деятельности?
С: - Конечно. Но в основном реплики бросают или дураки, или те, у кого ничего нет. В любом случае их деньги я не беру. Я беру их у тех, у кого они есть.
И: И потом, скажи, о ком старые маразматики и маразматички отзываются хорошо? Власть для них плохая, предприниматели - хапуги, милиция ни черта не делает, водители - грабят, продавцы - сволочи. Разве не так? А мне плевать, что обо мне говорят. Мне семью кормить надо.
- А по-вашему, власть у нас хорошая?
С: - А где ее взять, хорошую? Какая есть, та и ест.
- Вообще вы интересуетесь политикой?
И: - А как же. И политикой, и экономикой. Правда, говорю только от своего имени.
С: - Должен сказать, что в большей степени нас интересуют деньги и все, что с ними связано. В том числе и возможность их "делать".
- А куда вы их деваете?
И: - Тратим, пускаем в оборот, в основном - второе. Часто разъезжаем по стране, бываем за рубежом. Покупаем-продаем товар. На одной валюте, конечно, можно прожить, но я считаю, что это несерьезно. Все взаимосвязано: золото, деньги, товар. Все варится в одном котле. Тут вообще одному, без поддержки трудно выкарабкаться.
- Значит, вы создаете нечто похожее на синдикат?
И: - Я бы сказал так: мы очень тесно сотрудничаем друг с другом.
- Наверное, есть и свои боссы?
С: - Конечно же, мы делимся на "пионеров" (начинающих), на людей со стажем и т.д. Но в каждом отдельном случае своя специфика. Кто-то работает на своего босса, кто-то на себя и "сотоварищи", а на кое-кого на самого работают. Вообще-то, как везде.
- Часто ли случается действовать противозаконно? Ведь если везти в Польшу золото - это контрабанда?
И: - Случается. А иногда и новички сами становятся жертвами: тут и фальшивая валюта, и "куклы" и т.д. Но у нас так: если хочешь есть варенье - не лови зевалом мух. А была бы нормальная возможность делать деньги - я бы ее использовал.
- Но ведь есть же предприниматели, кооператоры?
И: - А ты что думаешь, они не преступают закон? Еще как! И укрываются от налогов, и совершают различные махинации с куплей-продажей. А мало ли преступлений совершают стоящие у власти? Так у них же и масштабы какие! А мы так, мелкая сошка.
-- Если случится так, что по стечению обстоятельств вам создадут невозможные условия для бизнеса, чем будете заниматься?
С: - Я думаю, это случится очень и очень нескоро. А если случится - мы не пропадем.

Беседовал Руслан ФЕДОРЧУК

Додати коментар

Поділитися у соц. мережах

Пов’язані матеріали

Статті на тему

Історія кінотеатру "Сучасник"

Відео на тему

Як у Кривому Розі приватизовували магазини, фотоательє і великі підприємства у 90-х

Про культурне життя Кривого Рогу у 90-х роках XX століття

Як у 90-х створили педагогічну гімназію у Кривому Розі

Коментарі до огляду

Немає комментарів

Додати коментар